Токо Аозаки
Грабь, насилуй, тащи добычу, а перед уходом подожги все к чертовой матери. ©
Название: Наряд для принцессы
Автор: Гордыня чеширит Соню в чашке
Пейринг: Фай/Сакура (намёком)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет
Самммари: Фай подбирает одежду спутникам, намёки на пейринг с Сакурой
Посвящение: Джек катает Соню в чайнике
Публикация на других ресурсах: спросив


Каждый новый мир - это маленький новый маскарад. Пока спит принцесса, а Шаоран её охраняет, Фай в сопровождении Куроро отправляется на поиски одежды для них всех. Эта часть познания новых миров его особенно увлекает. Фай считает одежду важной частью, и никогда не выбирает наобум, очень быстро разбираясь в тонкостях текстильной промышленности и моды, прекрасно соотнося всё это с текущей и прогнозируемой погодой.
Он греет руки о разнообразные ткани, почти не промахивается с размером, да и то иногда. Курогане привычно ворчит, мамочка папочку осаждает и с поистине женской медлительностью продолжает, порой запихивая Курури в раздевалку примерить то или это, "раз уж есть возможность". В общем, играется как дитя в игрушечной комнате, восполняя нехватку веселья, но и не забывая подобрать что-нибудь милое и подходящее своим спутникам.
Наряд для принцессы он подбирает последним, оставляя столь тонкое дело на последок, как десерт, чтоб подольше попредвкушать. Что роднит все миры, так это то, что наряды девушек всегда особенные. И поскольку она единственная дама среди них всех, оберегаемая каждым, никто не удивляется той тщательности с которой Фай подходит к её одеянию. Кроме того, принцесса в любом мире принцесса, а такой подход не только неудивителен, но и обязателен.
Сколько раз он обнимал её спящую, что теперь уж без труда может подобрать ей одежду точь-в-точь по размеру и каждый раз, пускаясь на поиски по торговым пунктам, он сожалеет лишь о том, что не сможет всё это своими руками на неё надеть, поправляя каждый слой кружева, сплетая каждую тесёмочку, застёгивая каждый крючочек и каждую пуговичку. А начать с символических и не скрывающих ничего сплетений на ниточках и лямочках, или же, в зависимости от мира, более скромных но не менее возбуждающих нательных блуз и панталончиков.
Курогане в надежде быстро отделаться, указывает магу на какое-то милое платье, - белое с розовым, а значит явно девчачье, - Фай лишь фыркает и растягивает процесс как школьник жвачку на уроке и в результате выбирает что-то снежно-лиловое, с рукавами-фонариками и кружевным воротничком. Ах, сколько бы он отдал за возможность надеть на её ножки поверх мягких носочков вон те лаковые туфельки, что как нельзя лучше подойдут в завершение, коснутся сквозь ткань тонкой щиколотки, может быть даже провести по кружевному краю, а после повозится нарочито с этими тонкими ремешками. Сначала первая туфелька, потом вторая.
Впрочем, если новоселье они будут праздновать вином, у Фая ещё будет возможность всё это с неё снять, а пока маг с энтузиазмом тащит объемные пакеты. Никто ни о чём не подозревает, как ни дивно.

Название: Самые странные традиции
Автор: Гордыня чеширит Соню в чашке
Пейринг: Фай/Сакура
Рейтинг: R
Жанры: Гет, PWP
Самммари: Если уж говорить о странных сексуальных традициях, то среди них есть профессия дефлоратора. Ситуация максимально зафлаффлена из любви к персонажам, литературной ценности не несёт, обоснуя не даёт.
Посвящение: Джек катает Соню в чайнике
Публикация на других ресурсах: спросив

По мнению Сакуры среди всех миров им ещё не попадался такой варварской и хотя рек крови по улицам не текло, её мнение шло весьма в разрез с теми традициями с которыми её сейчас так настойчиво пытаются познакомить, явно перепутав с местной Сакурой. Хотелось бы и ей сейчас так же удачно сбежать отсюда и от этих людей, из лучших побуждений не считавшихся с её мнением.
Страшно, не так конечно же ей хотелось бы, да и как вообще могла возникнуть такая традиция? Кто первый допустил такое варварское вмешательство и какие же боги здесь такое поощряют то? И где же остальные, неужели опять их переместило в разном времени и в разных местах? Придворный маг с привычной улыбкой и шепочуще-шелестящими нотками в голосе читает ей успокаивающую лекцию. Странно, никогда ещё ей не хотелось хо ударить, сейчас же ладонь не иллюзорно чешется.
Сакура чувствует себя птицей в клетке в этом замке, так похожем на её дом и не может найти выход, пытаясь отыскать в книгах и сводах законов лазейку которая могла бы её уберечь ну хотя бы временно, а там, быть может, её здесь уже и не будет, однако, время всё идёт. То, что дома считалось бы праздником в этом мире кажется приближением казни. Она знает, что должна уметь справлятся со всем сама, но так хочется чтобы кто-нибудь спас...
Но в варварском мире чудес таких не бывает, похоже и в конце концов она оказывается привязанной к постели как жертва к алтарю. Даже подраться и то не дали, всё произошло легко и просто, во сне. Судя по ощущениям, за ужином ей что-то не то дали и теперь всё было какое-то странное и немного мутное. Сакура уверяет саму себя, что всё будет хорошо, но не унывать сложно и быть сильной тоже. Впрочем, плакать тоже не выходит, вечное увещевание "потом голова разболиться" пока действует.
Появление Фая невольно вселяет в неё надежду, хотя Сакура почти сразу же понимает, что это не её Фай, а другой. Привычная мягкая улыбка и удивительно светлые глаза как небо в тумане и сердце в пятки уходит от волнения. Проще или нет оттого что они так похожи, сейчас решить трудно, но изменить она ничего не может. Голос успокаивающий, но смысл слов для неё непостижим и снова вдруг хочется ударить теперь уже этого человека. Если тогда она сдержалась потому, что знала как потом будет стыдно, то сейчас ещё и потому, что пошевелится вообще было затруднительно.
Сакура пытается прибегнуть к искусству дипломатии. Маг удивляется и журчаще возражает, возясь у ночного столика с чем-то там. Комната наполняется запахом трав и принцесса не может сдержать дрожь страха. У этого Фая тёплый взгляд, и в то же время есть что-то такое равнодушное, она ведь для него незнакомка и оттого внутри что-то холодеет от странного несоответствия между этим человеком и тем, которого она знает. Это ощущение всегда случалось с ней, когда она встречала в каком-то мире ещё одного чужого ей человека с внешностью друга.
Первые прикосновения согревают кожу и тем самым приглушают страх до того уровня, при котором она уже не позволяет себе взвыть в качестве протеста. Ласка в некотором смысле профессиональная, пальцы чуть-чуть нажимают на кожу поверх ткани, согревая, отвлекая, нежа и, пожалуй, изучая. Начиная от связанных запястий и до плеч, вдоль боков, касаясь ног (пока с внешней стороны бёдер) и ниже, до сведённых нервной судорогой лодыжек. Организм не может долго поддерживать напряжение и вместе с разумом понемногу расслабляется, успокаивает, и страх из переживаний переходит в состояние мысленного осознания. Взгляд голубых глаз прямой, спокойный, без доли страсти, но ласковый. Тёплые ладони сжимаются на теле понемногу продвигаясь от коленей и выше, сжимают грудь, вызывая шумный выдох. Вместе с этими медленными ожидающими прикосновениями передаётся и тепло, накапливается до жара. Пальцы рук от поглаживаний окончательно расслабляются и принцесса позволяет себе доверительно закрыть глаза.
Чуткие длинные пальцы, ведя по ноге вверх, словно бы случайно соскальзывают к внутренней стороне бедра и оказываются зажаты нервным жестом, вторая ладонь продолжает уже испробованный и разрешенный путь поверх одежды снова и снова, пока девушка не расслабляется вновь. Выматывающая ласка порождает учащённое дыхание, затвердевшие кончики небольших холмиков проступают сквозь ткань, их накрывают ладонями и снова сжимают. Тело, прогнувшись в спине, инстинктивно поддаётся навстречу, краска стыда проступает на выбеленных страхом щёках, руки мага продолжают привычно терпеливые действия и уже другой инстинкт заставляет принцессу зажимать бёдрами его ладонь.
Она не может уговорить его прекратить, но по крайней мере, всё происходит не так страшно и бездушно как она боялась. Он легко соглашается не трогать её одежду по возможности, а она покладисто старается отвлечься на его поцелуи. Телу так странно, так горячо, страшно, но не плохо и не больно. Это смущает, но на данном этапе она получает удовольствие и это сложно скрыть от самой себя. Она упрашивает себя развязать и Фай соглашается, прежде лаской получив слово принцессы не сопротивляться. Аккуратно растирает пальцами следы от лент, втирая в кожу душистое масло и пробирается ладонями к спине, снова используя естественную слабость её перед лаской.
Это продолжается долго, пока желание бежать совсем не покидает тело, а мысли становятся слишком запутанными и тогда Фай, отчасти навалившись, чтоб не дёргались, вооружается костяным инструментом. Сакура цепляется за его рукав, но расслабленное тело не успевает напрячься вновь и девушка вскрикивает скорее от испуга, чем от боли. Вода смывает кровь, руки, к которым тело привыкло, снова нежат, правда, недолго. Следующие касания заставляют смущённо уткнутся носом в подушку, но зато прогоняют мятным холодком боль. Виски влажные, принцесса украдкой стирает эти невольные слёзы, жмётся, дрожа к тёплому боку, совершенно не понимая, что ей говорят. Осознание произошедшего до неё не доходит, отвлечённая его голосом, она безропотно позволяет себя переодеть и закутать в одеяло. Наблюдая за его движениями, такими привычными жестами, привычками, она засыпает.

@темы: фанфики, Фай, Сакура, Курогане